January 16th, 2013

Классика не умирает

Слегка подправил Сашу. В концовочке. Стало более гармонично и современно, по-моему.

Духовной жаждою томим,
В пустыне мрачной я влачился, -
И шестикрылый серафим
На перепутье мне явился.
Перстами легкими как сон
Моих зениц коснулся он.
Отверзлись вещие зеницы,
Как у испуганной орлицы.
Моих ушей коснулся он, -
И их наполнил шум и звон:
И внял я неба содроганье,
И горний ангелов полет,
И гад морских подводный ход,
И дольней лозы прозябанье.
И он к устам моим приник,
И вырвал грешный мой язык,
И празднословный и лукавый,
И жало мудрыя змеи
В уста замершие мои
Вложил десницею кровавой.
И он мне грудь рассек мечом,
И сердце трепетное вынул,
И угль, пылающий огнем,
Во грудь отверстую водвинул.
Как труп в пустыне я лежал,
И бога глас ко мне воззвал:
«Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
Исполнись волею моей,
И, обходя моря и земли,
Хардкором жги сердца людей».

1828-2013
.

Безумие многих ради выгоды единиц

Собственно все о том же.
Как интересно устроены наши политические партии. Они ни за что не отвечают. Ни одна. Это ниже их достоинства.
Верней так - отвечают только за то, за что сами решат отвечать. А за что не хотят - не отвечают. За это их и не любят.
Например, когда видный член партии, да еще депутат парламента несет такую пургу - кто-то же должен отвечать? Ну кто-то же от лица партии должен объясниться, что происходит?
Если это позиция партии - то так и надо сказать. А если это бред - так и назовите, не берите грех на партию.
Я намеренно прямо не называю эту партию, дело не только в ней. Это все убивает саму идею партийности и партийную систему в целом.
И я не удивлюсь, если это делается намеренно. А члены политических партий, сами того не осознавая, играют в эту же игру, позволяя делать из себя корыстных идиотов.
.

Ерофеев ушел, а скоты остались

Еще из Ерофеева. Но очень актуально.

- Венедикт Васильевич, а что за история с Сорбонной?
- Меня пригласили из Парижского университета на филологический факультет, и одновременно с этим было приглашение от главного хирурга-онколога Сорбонны, сейчас не помню фамилий, тем более что мне не отдали назад этих приглашениЙ. И приглашения эти были отпечатаны так красиво и на такой парижской бумаге и все такое... И вот тут стали заниматься почему-то моей трудовой книжкой. Ну зачем им моя трудовая книжка, когда нужно отпустить человека по делу? А тем более когда зовет главный хирург Сорбонны - он ведь зовет вовсе не в шутку, кажется, можно было понять. И они копались, копались - май, июнь, июль, август 1986 года - и наконец объявили, что в 6З-м году У меня был четырехмесячный перерыв в работе, поэтому выпустить во Францию не имеют никакой возможности. Я обалдел. Шла бы речь о какой-нибудь туристической поездке - но ссылаться на перерыв в работе двадцатитрехлетней давности, когда человек нуждается в онкологической помощи, - вот тут уже... Умру, но никогда не пойму этих скотов.


(Ерофеев В. Мой очень жизненный путь. М., 2003).

Всегда найдется какая-нибудь причина, чтобы угробить человека. То стаж работы прерван, то Америку надо приструнить.
.

Лишние люди

Коллега alliruk почти каждый день пишет что-то такое про науку и образование, что сильно огорчает, хотя это правда. Вот и сегодня, опять о грустном:
Коллеги, Вы в курсе, что уже подписан документ, по которому за шесть ближайших лет будет уволено 87 тысяч школьных учителей и 261 тысяча преподавателей вузов, или 38% вузовских преподавателей?

Отвечая на поставленный вопрос, скажу - нет, мы не в курсе. Мы заняты другими важными делами.
И вот решил я посмотреть более внимательно, чего там еще такого есть, чего мы не знаем и не в курсе.

И вот, что обнаружил.
Итак

1. СТРАТЕГИЯ инновационного развития Российской Федерации на период до 2020 года. Утверждена Распоряжением Правительства Российской Федерации от 8 декабря 2011 г. № 2227-р.

2. Государственная программа Российской Федерации «Развитие науки и технологий». Утверждена распоряжением № 2433-р от 20 декабря 2012 года.

3. Ну и сегодняшнее "открытие":
План мероприятий «Изменения в отраслях социальной сферы, направленные на повышение эффективности образования и науки» (дорожная карта)

В общем, выводы неутешительные. Я даже не говорю о содержании этих документов, они, наверняка, прекрасны. Но вот то, что никакого обсуждения их не было, никакого согласования, никаких попыток что-то объяснить и рассказать - это факт.
Странным образом у нас развиваются наука, образование и инновации. Так, как будто в основном большинство участников этих процессов - лишние люди, не нужные совершенно. Потому им лучше и не говорить ничего и не объяснять, чтоб не мешались под ногами.
Но мы все равно мешаемся, неразумные.
.

Аферисты с фальшивыми векселями

Два дня размышляю вот над этим:
Отсутствие рефлексии становится социальной нормой и среди профессионалов, и среди любителей, погруженных в социальную и гуманитарную тематику. Самодостаточные комментарии, колонки и блоги сплетаются в прокрустово ложе, на котором нет места ни подлинному размышлению, ни сомнению.

Ну и дальше там много интересного и, на мой взгляд, правильного.
Правильного не в смысле, что все так и должны делать, нет. Правильно в том смысле, что именно этого не хватает, а вернее - рефлексия почти официально признана вредным и позорным явлением, свидетельством слабости человека и гражданина.

Современные технологии создают нерефлексирующему автору все возможности для того, чтобы если не доминировать, то, по крайней мере, ударными темпами захламлять публичное пространство. Под умственным хламом я понимаю не только недоброкачественность интеллектуального продукта, но и вымучивание вторичных дискуссий по в той или иной степени раскрытым темам. Это вовсе не признак углубленной рефлексии. Скорее, наоборот.

Там в тексте и про одного "знатока" тоже, на мой, взгляд совершенно верно подмечено. И не только про этого "знатока", есть и другие.
В одной из недавних бесплодных дискуссий зашла речь о критическом мышлении. Молодой человек убеждал меня, что критическое мышление вполне присутствует в сегодняшнем российском дискурсе. Я осторожно с ним не соглашался. Потому что недоверие ко всему, коме себя, - это вовсе не синоним критического мышления.
"Самодостаточные комментарии, колонки и блоги" - это как раз то состояние гуманитарной среды, которое я называю катастрофой. И одним из важнейших признаков этой катастрофы является загнанная далеко в глубь и почти задушенная там, в подвалах сознания и подсознания, рефлексия.
Именно поэтому на поверхности глумятся и бушуют выдуманные дискуссии и проблемы, а мошенники и самозванцы успешно предъявляют обществу и гражданам фальшивые векселя для оплаты.
.

Мои твиты

  • Вт, 12:27: Может сходить с детьми погулять на улицу? Погреться там...
  • Вт, 13:29: Вот черт. Так я и знал, что без книг жить нельзя. Так и придется обогреваться паркетом.
  • Вт, 14:31: А вот твиттер Венедикта Ерофеева - @erofeevvv, сам обалдел
  • Вт, 14:37: Интересно, кто был был этот лихой владимирец?… http://t.co/i2aSRJAU
  • Вт, 16:14: Ну и чо? 20.15. Тепла нет.
  • Вт, 16:24: Детям спать пора, а дома холодно. Что делать-то?
  • Вт, 16:25: Если я начну обогревать семью коньяком, оплатит ли ТГК-6 мои расходы?
  • Вт, 16:35: Когда не хватает Ерофеева… http://t.co/HLFtS7us
  • Вт, 17:03: Так я и не понял, коньяк детям можно, или есть надежда на теплые батареи?
  • Вт, 17:25: И все же, за всякой околополитической требухой, не забываем о том, что во Владимире люди мерзнут в своих квартирах, в том числе и дети.
Collapse )

Новозаконие

Мне сегодня сказали, что принят новый закон "Об образовании". Во как, подумал я. А вслух спросил: И что?
А то говорят, на следующей неделе будем его обсуждать. А чего, говорю, его обсуждать, его ж приняли уже?
А, говорят, будем думать как реализовывать.
- А может откажемся реализовывать? - спрашиваю без всякой надежды.
- Нет, - отвечают, - надо обязательно реализовывать.
- Ну ладно, реализовывать так реализовывать. А обсуждать-то чего?
- Как реализовывать.
Вот черт, думаю, эдак совсем с ума спятишь. В общем сказал, что побежал читать новый закон.
Обманул, конечно.
.

Вечер, музей, шампанское

Сегодня вечером наконец добрался до музея. Там был святочный вечер, посвященный восстановлению памятника городскому голове начала XX века Николаю Сомову. Памятник восстановили в Париже, на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа . Восстановили на собранные во Владимире деньги.
Я денег не сдавал. Но говорил сегодня с людьми, которые сдавали. Мне было стыдно.
Выяснилось, что могилы на этом замечательном кладбище надо выкупать и получать сертификат. Но не вечный, а только на определенный срок. Когда аренда кончается, приходит паренек в кепке и спрашивает: "Продлевать будете?".
Если деньги есть, то можно и продлить. А если нет - могилы уничтожаются и туда закапывают новых, вновь поступивших, у которых, видимо, есть деньги. Такой вот звериный лик капитализма.
Пока могила Николая Сомова существует, восстановлено надгробие, но когда кончится аренда надо будет опять собирать деньги. И вот тут-то я, наверное, искуплю свою вину.
Работники музея показали целое представление, суть которого в том, что до революции владимирские купцы много денег вкладывали во всякие нужные обществу дела. Строили школы, больницы, ремесленные училища, особенно было подчеркнуто, что давали и на музеи. И это все правда.
Представление было хорошее и мне даже захотелось сразу стать меценатом и построить какую-нибудь больницу, ну или фельдшерский пункт, на худой конец. Но представление продолжалось и я, увлекшись им, меценатом так и не стал.
В зале было много людей, таких же как я, и не таких. Впереди сидело начальство, но так как я опоздал и сел на самый задний ряд, я видел только их затылки. А я по ним очень плохо начальство узнаю.
Но когда встал и стал говорить губернатор Виноградов, я его узнал, потому что он повернулся лицом к залу.
Говорил он хорошо, коротко и ясно. Про то, что распалась связь времен и ее надо как-то восстанавливать, скреплять то есть (про скрепы ничего не сказал). Сказал, что в Париже хорошо, красиво, гармонично. Ему хлопали.
Потом был бокал шампанского, но не один на всех, а для каждого. Шампанское я не пил. Не хотел. Наверное оно было хорошее, шипучее и брызгалось. Из одной бутылки вырвался фонтан и обмочил губернатора. Но он не расстроился, вытер рукав салфеткой и продолжил светскую беседу.
Я пил воду из пластмассового фужера и со всеми чокался. Вода была хорошая, прохладная, только фужер был маленький, удобнее было бы пить прямо из бутылочки, но кругом были нарядные люди, играла живая музыка и мне было неудобно пить из бутылки.
Я видел много людей, которые часто выступают в телевизоре, на некоторых, даже, по-моему, заведены уголовные дела. Они все весело разговаривали и смеялись.
Потом я нашел одного товарища, который тоже пил воду и коротко спросил: "За рулем?". Он кивнул. "Тогда поехали" - уверенно сказал я, и мы поехали.
Потому что проезд теперь во Владимире подорожал.
.

Место в строю

Я очень сочувствую сумасшедшим, дурачкам, идиотам. Меня они очень трогают и заставляют присматриваться к себе. Я всю жизнь за ними наблюдаю, смотрю, примечаю. А встречал я их не мало.
У меня есть план написать про них, про всех, с кем сталкивала судьба. А их было немало, и все разные, непохожие друг на друга, но похожие на нас. А в чем-то даже лучше нас.
Мы отличаемся немногим, например тем, что я собираюсь про них написать и, скорее всего, напишу, а они про меня не напишут, они про меня в большинстве случаев и не знают. А я про них знаю. И пишу.

Однажды летом я шел по своему любимому городу, по делам. Меня нагнала странная группа людей, они были справа, слева и впереди. Это были пары очень разных и не совсем нормальных людей, это были дауны, какие-то дергающиеся молодые люди, кривоватые и улыбающиеся девушки, один пожилой сопящий и одновременно поющий что-то себе под нос мужчина.... В общем - очень веселая и странная компания. Несмотря на то, что они все что-то бормотали себе под нос, они еще умудрялись разговаривать друг с другом. Правда, я ничего не понимал из их разговора.
Они шли довольно быстро, хотя и криво, шатаясь, прихрамывая, раскачиваясь и пр. Я не знаю, откуда их выпустили, но они все были явно из одного учреждения.
Когда они меня догнали и стали обгонять я неожиданно для себя тоже прибавил шаг. Они совершенно меня не замечали, продолжая идти и весело курлыкать. Я шел внутри их группы, и тоже что-то бормотал себе под нос. Я был такой же как и они, и мне было почему-то легко и весело. Я был один из них, меня не заботили дела, деньги, обязанности, долги, работа, женщины, мужчины - ничего.
Пока я шел с ними.
Потом я свернул, и пошел своей дорогой. А они, так ничего и не заметив, поковыляли дальше. Мысленно я говорил им спасибо. Хотя сам не знаю за что.
.