March 7th, 2013

Школа демократии, которую мы прогуляли

Нравы радикальной молодежи начала 20 века были, с одной стороны, экзотические, но, с другой стороны, там было кое-что из арсенала вполне демократического, или, как сейчас бы сказали - из инструментов самоорганизации гражданского общества.
Скажем, обвинение товарища или приятеля, или просто такого же участника собраний, семинаров и т.д. в чем-то предосудительном обязательно должно было подкрепляться доказательствами, а при сомнениях в качестве этих доказательств (что случалось почти во всех ситуациях) собирался суд, на котором обвинения предъявлялись публично, и так же публично обвиненный в чем-то человек имел право себя защищать и отстаивать свою добропорядочность.
Отказ от участия в подобном суде при наличии серьезных обвинений считался поступком неприличным.
Суды организовывались почти что на постоянной основе, с выборными членами и председателем. Велись протоколы, соблюдался принцип состязательности сторон, приглашались и опрашивались свидетели и т.д.
Русские социал-демократы, например, собравшиеся в 1903 году на свой второй съезд в Лондоне, почти все прошли эту школу общественных судов, именно поэтому и сам съезд получился похож на такое состязание.
Но и конец этому тоже был положен тогда же в Лондоне.
Юрист-экстерн В.Ульянов разрубил гордиев узел этих интеллигентских словопрений и решительно начал создавать партию как боевой отряд, а не как политическую организацию, представляющую интересы масс.
Собственно, на этом данная школа демократии и закрылась.
.

Реформище науки

«А почему, собственно, молодой научный сотрудник или преподаватель должен защищать диссертацию именно там, где учился в аспирантуре или работает в настоящий момент? Это что такое? Он в Амурской области, в Благовещенске, закончил бакалавриат, потом магистратуру, потом аспирантуру. Там же стал доцентом, и всю жизнь — местечковый доцент. Это почему такое правило?» — сказал руководитель ВАК Владимир Филиппов в интервью «Российской газете», которое будет опубликовано в четверг.

Такие простые и мудрые слова.
"А почему, собственно?".
И действительно, вот так должно быть:

Несчастливцев (мрачно). Аркашка!
Счастливцев. Я, Геннадий Демьяныч. Как есть весь тут.
Несчастливцев. Куда и откуда?
Счастливцев. Из Вологды в Керчь-с. На защиту. Геннадий Демьяныч. А вы-с?
Несчастливцев. Из Керчи в Вологду. Тоже защищаться. Ты пешком?
Счастливцев. На своих-с, Геннадий Демьяныч. (Полузаискивающим-полунасмешливым тоном.) А вы-с, Геннадий Демьяныч?
Несчастливцев (густым басом). В карете. (Горячо.) Разве ты не видишь? Что спрашиваешь? Осел!

.

Ну вот, скажу откровенно

Я вдруг осознал, что у меня есть глубокие идеологические и эстетические противоречия с уже начавшимся мартовским традиционным для России ритуальным камланием по поводу того, что у части человечества присутствуют определенные первичные и вторичные половые признаки. Хотя это все и маскируется преувеличением значимости третичных, то есть социализированных, половых признаков.
Все это тем более неприятно, что первоначальная суть праздинка, полезного и необходимого, была полностью выхолощена еще в советское время, ритуализирована в бессмысленнные поздравления и выражения театрализованного почтения тем, кто в реальной непраздничной жизин больше всего страдает от неравенства.
И это существующее и довольно жесткое неравенство, которое внешне кажется всех устраивает, даже тех, кто от него бессильно страдает, не видя путей и возможности что-то изменить, делает весь этот цирк с цветами довольно грустным и даже гнусным зрелищем.
..

Мои твиты

Collapse )

Расцвет самоуправления

Дочка сказала, что у них в школе был день самоуправления.
Я, конечно, заинтересовался, как и что. Мол, наверное, из школьников выбрали директора, заместителей и они пробовали управлять школой?
Дочка засмеялась, представив, видимо, школьников в директорском кабинете.
Оказалось, день самоуправления заключался в том, что уроки в младших классах вели шестиклассники. И все.
То есть напрочь все выхолощено. Еще с детства.
Точно такое же самоуправление было и Древнем Риме во время традиционных ежегодных Сатурналий, когда господа буквально на несколько мгновений, но вычурно и театрально менялись местами с рабами.
Это было и весело и совершенно безопасно для их власти.
.