August 4th, 2013

Тумблер не переключается

Когда я приезжаю в Москву, тумблер у меня в голове сразу переключается на позицию "Чужой город". Это автоматика.
Ничего не могу с этим поделать. Даже когда жил в Москве около года - тумблер не переключался.
Интересно, у многих тут так? Мне кажется у большинства.
.

«Это не безумие, здесь что-то с совестью» (с)

Сегодня утром сидел внутри поезда, мчащего меня в столицу, и читал Ильенкова, "Об идолах и идеалах", погружаясь в мыслящий океан, в свой персональный Солярис, и разговаривая с людьми, которых давно уже нет с нами.
.

Мои твиты

Металлическая загадка

Сегодня гуляли по району Текстильщики, где пять лет назад мы и жили. И, честно говоря, много хорошего увидели.
Прежде всего - много новых детских площадок, почти в каждом дворе. Дети радовались и с удовольствием опробовали каждую новую площадку.
Я вспомнил, с какой помпой и с каким надрывом происходило торжественное открытие (!) детских площадок во Владимире. Штучно и под обязательные волшебные слова о дорогой и любимой партии, обеспечившей это чудо для владимирцев.
Правда, я не был бы я, если бы не заметил на московских площадках тоже кое-что чудесное. Это чудо - столы для настольного тенниса. Их тут много. Большие, красивые, синие с ярко белой сеткой. Но на них никто не играет в пинг-понг.
При ближайшем рассмотрении стало ясно почему.
Столы оказались полностью металлическими, и даже сетка - из толстой металлической проволоки. Играть в настольный теннис на таких столах - все равно что пытаться извлекать мелодии из цельнометаллической балалайки .
Зачем их сделали и поставили рядом с хорошими в целом детскими площадками - для  меня осталось загадкой.
.

Гость столицы

В воскресных московских дворах сидят на лавочках юноши с вахаббитскими бородками, судачат о чем-то на своем языке молодые люди в тюбетейках и халатах,  отдыхают от недельных тяжких трудов на благо Москвы целые бригады похожих друг на друга москвичей.
И я такой, хожу между ними, гость столицы.
.

Идолы пожирают идеалы

А вот по Ильенкову выходит, что красивые детские площадки - это идеал, а цельнометаллические теннисные столы на них - это идолы. И раз они все вместе, неразделимы, то и идеалы уже не идеалы, а идолы.
.

Как сказал поэт...

Однажды Владимир Владимирович приехал в какой-то город. А там, в городе, было много собак.
И вот, выступая перед населением, Владимир Владимирович тут же сочинил и рассказал стишок, который заканчивался словами: "Это не собачий город. а собачая столица".
Фамилия Владимира Владимировича, кстати, начиналась вовсе не на "П", а совсем даже на "М".
А вспомнил я это потому, что в Москве тоже много собак. Только я не знаю, можно ли про Москву нынче так сказать - "собачая столица", и поэтому не буду про Москву говорить "собачая столица". И вообще, это не я, это поэт придумал.
.