August 31st, 2013

О свободе информации

Благодаря современным технологиям и героической борьбе современных пиратов за свободу информации, мы имеем возможность читать и смотреть всякую дрянь бесплатно и не выходя из дома.
.

Такие разные цели

Я, как и Дмитрий Анатольевич Медведев, собираюсь второго сентября посетить одну из Владимирских школ. Повстречаться со старшеклассниками, поговорить, пообщаться. Правда, я согласился на приглашение еще до того, как стало известно о визите премьер-министра во Владимир. Так что у меня приоритет.
И хотя мы оба пока держим в тайне, в какие именно школы мы отправимся, я все-таки надеюсь, что мы не пересечемся и не помешаем друг другу. Тем более у нас разные цели.
.

Философия философа N

А вы знаете философа N? Нет? Вы не знаете философа N?
Странно.
Философ N всю жизнь был философом. Преподавал философию студентам. Издавал методические пособия по философии. Даже книжек издал одну или две. В своем вузе. Они до сих пор лежат в шкафу на верхней полке на кафедре, за студенческими рефератами, распотрошенными на черновики. Ну, где-то там, в общем.
Студенты, которых он учил философии, его помнят. Правда, не как философа N, а как того, кто преподавал им философию, такого высокого, худощавого, в больших очках, скучного дядю, говорящего о непонятных вещах. Они боялись его семинаров и экзаменов, потому что  на них надо было говорить также скучно и непонятно, а они этого не умели. Хотя, если прочитать, не вникая, выписанное из учебника, то можно было и проскочить.
Я хорошо помню философа N, я встречался с ним иногда в курилке. Когда еще можно было курить в вузах. Он стоял почти всегда один, к нему мало кто подходил, и о чем-то думал. Видимо, о философии. Иногда он начинал разговаривать с кем-то, и тому приходилось слушать и кивать головой. Но разговор обычно был вовсе не о философии.
Один раз философ N и меня остановил, обратившись ко мне с вопросом относительно какой-то ерунды, я даже и не помню какой. От неожиданности, то есть услышав вопрос не о понятии трансцендентности Канта, а о какой-то мелочи, я оказался неспособен поддержать беседу, но философ N все равно не отпускал меня минут 20.
Выпивал ли философ N? Я не знаю. Кто-то говорил, что у него были друзья и он с ними выпивал. Но мы никак не могли представить, какими могли бы быть друзья у философа N. Это могли бы быть только такие же философы, но других философов в нашем городке не было. Значит. и друзей у философа N не могло быть.
Что волновало философа N? Я не знаю.
Философия философа N была тихой, незаметной, почти не оставляющей следов, без драм и трагедий, без метаний и противоречивых мыслей. Без фантастических взлетов мысли, но зато и без глубоких падений. Это была удобная для мира философия. Очень удобная.
В общем, философ N оставил свой след в философии, остался в памяти студентов, и всех, кто с ним был знаком.
Все-таки, странно, что вы не знаете философа N.
.