September 5th, 2013

Дракон проснулся

Дракон, о котором так много говорили застоявшиеся без дела Ланселоты, проснулся.

Амургеддон, или масштаб наводнения на Дальнем Востоке (на правах предвыборной агитации)

Думаю, это какая-то новая реальность, совместное проживание с проснувшимся Драконом.
С людьми, кстати, даже с Путиным и с Навальным, договариваться легче.
.

Мои твиты

Collapse )

Есть у конкуренции начало...

Ежели продолжить логически заявленный публично устами Володина и др. курс на развитие политической конкуренции, сотязательности и пр., то получится, что конкуренция вовсе не должна заканчиваться после выборов, она вообще не должна заканчиваться. Не может заканчиваться. Иначе ее нет.
А раз она не заканчивается и не должна заканчиваться после выборов, то представлять различные уровни власти могут (осторожно не говорю пока - должны) совсем разные политики и политические силы. И они вполне могут конкурировать друг с другом в публичном пространстве на этих этажах власти в рамках полномочий, которыми они были наделены в результате конкурентных выборов.
То есть вертикали кирдык получается.
Но раз ей не кирдык, то и конкуренция должна иметь свое начало и свой конец.
И он близок.
.

Уроки Кастельса

Сегодня на занятиях вместе со студентами-политологами пытался разобраться с Кастельсом.
Вернее, с его новой книгой - Castells  M. Communication power. Oxford University Press Inc., New York, 2009.
(Мой краткий перевод-пересказ введения к этой книге можно глянуть здесь).
В полном соответствии с методологическим подходом Кастельса я пытался разобраться, что происходит на когнитивном уровне с молодыми мозгами при чтении книги Кастельса.
А происходит много интересного.
Как оказалось, события XX-го века ощущаются студентами как безвозвратно ушедшее далекое прошлое, вроде как и не с нами и не на этой планете произошедшее.
На меня рассказ Кастельса в начале введения произвел очень сильное впечатление. На моих юных коллег - почти никакого. Так, какой-то рассказик, как кто-то разбрасывал листовки. И никакой связи с современностью.
То же самое касается цитирования Кастельсом кадров из фильма The Front, 1976 года (шел в советском прокате в конце 70-х как «Подставное лицо»):
"Возможно, некоторые слова из фильма все еще звучат в вашей голове. Например, такие слова, которыми заканчивается Фронт (The Front, 1976) Мартина Ритта (Martin Ritt), особенно слова Вуди Аллена, сказанные маккартистам: «Послушайте… я не признаю права этого комитета задавать мне подобные вопросы… И, кроме того…, идите вы все к черту!». Затем образ Аллена, на которого надевают наручники и ведут в тюрьму. Власть и вызов этой власти. И поцелуй девушки. В наручниках - но свободный и любимый. Вихрь образов, идей, чувств".

Я, воодушевленный рассказом Кастельста, нашел этот фильм и посмотрел его, честно слово.
А молодежь даже не обратила внимания.
Вот этот эпизод, о котором пишет Кастельс.



И вот эта драма, да и эта романтика, которая, безусловно, тут присутствует, никак не зацепили молодых людей. Никакого соотнесения с собственной жизнью и с жизнью своей страны. Все очень далеко и не с нами.
Слишком молоды?
.