September 15th, 2013

В отдельно взятой области...

Демографическая ситуация во Владимирской области в январе-июне т.г. характеризовалась увеличением естественной убыли населения по сравнению с предыдущим годом на 361 человека или на 9%. Число родившихся уменьшилось на 6,3% и составило 7534 человека, умерших - на 1,2% (11886). Коэффициент естественной убыли по области - 6,2 на 1000 человек населения (в январе-июне 2012 года - 5,6).

И все это несмотря на значительные успехи в некоторых сферах, таких как многомиллиардная программа перевооружения российской армии или не менее многомиллиардная Олимпиада в Сочи, и многое-многое другое не менее полезное и не менее прекрасное. То есть до светлого будущего буквально уже рукой подать.
А они все равно упорно продолжают убывать, словно голосуя своими смертями за что-то другое...
.

Вот и осень

Ну а чего писать? Нечего писать.
На улице дождь, дома прохладненько так, по-рабочему.  Вот и приходится работать.
Книги, компьютер, пылесос, тряпка, книги, компьютер. Картошка.
Осенний круговорот.
.

И еще классики в дождливй вечер

Скитаясь в прошлом обнаружил стихотворение Скитальца.
Степана Гавриловича Петрова-Скитальца, поэта, жившего в 19 и 20-м веках (умер в 1941-м, вернувшись из долгой эмиграции в Москву из Харбина), товарища М.Горького. Скиталец, кстати, был автором известной песни "На сопках Маньчжурии". Ну и вообще, примечательная личность.

Так вот, в декабре 1903 года на литературном концерте в Москве выступление Скитальца и чтение им нижеследующего стихотворения вылилось в бурную революционную демонстрацию и последующий арест поэта.
Вот такие были времена, и вот это стихотворение, вполне современно звучащее, по-моему.

Нет, я не с вами: своим напрасно
И лицемерно меня зовете.
Я ненавижу глубоко, страстно
Всех вас: вы - жабы в гнилом болоте!

Я появился из пены моря,
Волной к вам брошен со дна пучины:
Там кровь и слезы, там тьма и горе,
Но слезы - перлы, а кровь - рубины!

На дно морское мне нет возврата,
Но в мире вашем я умираю,
И не найдете во мне вы брата:
Я между вами как враг блуждаю.

Вы все хотите, чтоб я был мирен,
Не отомщал бы за преступленья
И вместе с вами, в тени кумирен,
Молил у бога для вас прощенья.

Мой бог - не ваш бог: ваш бог прощает,
Он чужд и гневу, и укоризне;
К такому богу вас обращает
Страх наказанья за грех всей жизни.

А мой бог - мститель! Мой бог могучий!
Мой бог - карает! И божьим домом
Не храмы служат - гроза и тучи,
И говорит он лишь только громом!

Я чужд вам, трупы! Певца устами
Мой бог предаст вас громам и карам,
Господь мой грянет грозой над вами
И оживит вас своим ударом!
.