Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

В погоне за средним классом

Наблюдая за жизнью, так сказать, среднего класса, за деятельностью и (особенно) за досугом его видных представителей, мне тоже хочется иногда побыть в этой шкуре, особенно когда эта шкура закатывается в какой-нибудь ресторан  или клуб, и отрывается там по достойной среднего класса программе. То есть мне тоже иногда хочется посидеть за столиком, глядя сквозь стекло на бегущий куда-то мир, почувствовать, что ты и есть один из тех, кто вращает эту землю, и, если ты вот тут останешься, за столом, или под столом, то мир, этот поганый, в общем-то, мир, вздрогнет, застопорится, остановится. И все пойдет кувырком. Полетит в тартарары.
Но ты не даешь ему такой возможности. То есть каждый день страшным усилием воли поднимаешь себя из-за столика в кафе, и идешь домой, вращать мир дальше. И он вращается.
Я даже могу реально пойти в кафе и зависнуть там. Но у меня никогда не получается сделать соответствующее выражение лица. И я не вращаю никакой мир, а просто сижу как дурак и непременно думаю, зачем я сюда приперся.
.

День как всегда проходил в сумасшествии тихом...

Вообще так и не понял - выходной сегодня или рабочий день.
С утра как обычно не рассвело. Вышел на улицу - на дорогах грязища, как всегда. Сверху сыпало чем-то мелким и сырым, внизу было мокро, холодно и скользко, а в середине дул ветер.
Мимо с ревом проносились грязные куски дерьма материи, исторгая из себя зловонные выхлопы.
Люди вокруг шли перевозбужденные, брели куда-то как автоматы.
На улице меня догнала какая-то старушка с клюкой и спросила, где тут магазин радиотоваров. Я начал вспоминать, что такое радиотовары, но так и не вспомнил и спросил: А вам зачем?
Бабушка неожиданно победно выдохнула: "ДИВИДИ!".
"А.., -  сказал я. - Понятно. И указал ей путь.
Старушка поковыляла по снежно-ледяной каше, разгоняя льдины и попадающихся ей на пути прохожих палкой.
Я немного проводил ее взглядом и пошел в другую сторону.
В другой стороне было тоже самое.
Я зашел в спортивный магазин. Народу было мало, все четыре человека сконцентрировались в отделе, где всюду торчали пластмассовые тонкие бруски с загнутыми носами. От 2 до 7 тыс. за пару. Оказалось, что к этим брускам надо еще отдельно покупать две палки и ботинки. А крепления теперь у них трех видов. Но я не запомнил, какие.
Я спросил, а что надо купить девочке 7-ми лет и мне показали все что надо. Вышло на 3-4 тыс. Я покачал головой и ушел.
Потом я зашел в книжный магазин. В разделе "Философия" с удовольствием пробежал глазами по до боли знакомым корешкам книг, уже лет пять стоявшим на этих полках. Все нормально, подумал я, все нормально.
По традиции зашел в магазины, где продаются костюмы и обувь, и с удволетворением увидел, что ничего на меня нет и не предвидится (так всегда тут бывает, уже много лет).
Уже по дороге домой зашел в магазин, купить хлеба. Когда подошла моя очередь к кассе, подвалил бойкий старичок и глядя мне в глаза, сказал - мне только две вафельки. И точно - заказал продавщице две маленькие вафельки и она их взвесила, рублей на 7 вышло. Он их взял бережно и понес к выходу.
Все-таки выходной сегодня, праздник, понял я.
.

Так говорил Сурков

Сегодня в наш город пришла беда.
В конце марта снег неожиданно начал таять, а с неба полил дождь.
Я добирался от дома до остановки как по полосе препятствий, прыгая по островкам из грязи и снега, плававшим в широком волнующемся под струями дождя море. При этом с крыш домов что-то лилось, а иногда даже и падало.

То есть траектория пешеходов становилась совсем уж замысловатой, и зависела не только от того, что под ногами, но и от того, что и с какой скоростью летит сверху. И тут уж приходилось выбирать и принимать нелегкие решения - что лучше, поток грязной воды со снегом сверху за шиворот, либо промокшая обувь и не менее грязная вода в ботинках.

Я шел, прыгая и уворачиваясь, удачно и не очень, и думал о будущем, о светлом инновационном будущем, о новом Чудо-городе, где лучшие иностранные ученые вместе с немногочисленными нашими учеными будут ваять контуры нового мира. 
И было мне от этого светло и приятно, хорошо и спокойно. Прыжки становились все увереннее, а изгибы и уворачивания изящней и эффективней.
Я шел и в ритм шагам и прыжкам повторял знакомые с детства слова:

По небу тучи бегают,
Дождями сумрак сжат,
под старою телегою
рабочие лежат.

Collapse )

Эх... Хороший стишок.
Сидят в потьмах рабочие... Подмокший хлеб жуют...
Сидят в грязи рабочие... Сидят лучину жгут...

Так я и допрыгал, куда мне было надо.
Под аккомпанемент дождя, потоков грязи, под рэп Маяковского и сладкие песни Суркова.
.