Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

Мои твиты

  • Вс, 19:15: Когда, как герой былинный, я шел по двадцатому веку, меня узнавали в винных, теперь узнают в аптеках, в очередях поликлиник, в больницах разнообразных теперь я болтаю с Плинием, о глупости спорю с Эразмом
  • Вс, 19:15: такая вот вышла апория с чужим двадцать первым веком: с Паламой молчу в коридоре я, и спорю о смерти с Сенекой, а если прихватит сердце, или вдруг в спину вступит, утешит меня Боэций, и место свое уступит
  • Вс, 19:16: и сяду я, сдвинув конечности, с кривой недовольной рожей. И вылечат всех нас, конечно, Но кто-то и выживет, может.

Мои твиты

  • Вт, 19:53: В Старой Аптеке могла бы получится охуительная курительная комната для членов ЕР. Сидели бы там, дымили, выкуривали бы Томикс со 2-го этажа.
  • Вт, 20:36: Как доказать людям, что ты не либерал и не демократ, если ты состоишь в либерально-демократической партии? Да никак. Только идиотизмом.
  • Вт, 20:47: Мой аккаунт иногда захватывает какое-то чудовище и пишет всю правду. Прошу прощения, я сам никогда себе такого не позволяю.
  • Вт, 21:24: В лесу встретил женщину, а она и говорит: я за ягодами пошла, если что - считайте меня коммунистом. И ушла. Не к добру это.
  • Ср, 08:45: Ягодки попозировали немного и были съедены подрастающим поколением https://t.co/NCcf6bGs9s

Умирать молча не будем

Такое ощущение, что общественное развитие сделало петлю, и после топтания на месте и некоторого отката мы вновь возвращаемя к уровню 2010 года. То есть, где-то лет пять было потрачено на преодоление вязкого, мутного и невкусного киселя, который вырабатывало условное и конкретное "начальство", и через который приходилось пробиваться в сбольшими усилиями. Кисель еще остался, но тем не менее, я ощущаю некоторое возвращение на позиции 2010 года. Тогда казалось, что еще немного, вот-вот и граждане начнут влиять на приняте решений, еще немного - и начальники поймут, что это не только нормально - но и более удобно для них самих. Мы занимались этим, пытались даже разрабатывать стратегию развития города, максимально широко приглашая к этому горожан. Но в 2011 году произошел поворот. Начальство окончательно поверило, что интересы граждан менее важны, чем интересы более выского начальства, а граждане увидели, что их мнение мало что значит. На уровне политических событий этот поворот ярко проявился после выборов декабря 2011 года, и, в какой-то мере, наверняка был вызван протестными движениями. Все, что было наработано и пережито обществом к 2011 году ухнуло в бессодержательное политиканство, с одной стороны, и охранительный раж, с другой. И вот, 5 лет мы топчемся на месте и поглядываем назад, а не вперед.
В этом журнале я много писал про здравоохранение, считая, что именно эта тема должна стать важнейшей для самоосознания и самоорганизации граждан. Действительно, ведь здравоохранение - это распределение здоровья и возможность жить, то есть самое главное для нас. И к 2010 году казалось, что мы подходим к моменту, когда граждане это поймут и начнут взаимодействие и влияние на выработку и принятие решений. Мне так казалось.
Казалось настолько, что я тоже в это кинулся. Даже попытался вести программу на местном телевидении именно про это. Одна из передач была посвящена конкретному вопросу взаимодействия граждан и системы здравоохранения города. Я ее пересмотрел - и скажу, что мы за прошедшие 6 лет никуда вперед не продвинулись. А в чем-то даже и ушли назад,
Вот мой вывод, который я сделал  6 лет назад после той программы:
"Начальник управление здравоохранения города, хороший и приличный человек, врач-профессионал, - не может понять сути моих вопросов, сути проблемы.
То есть для него проблем коммуникации между властью и населением нет! Лишние диалоги с людьми только мешают, по его мнению, выполнению основных функций.
И что-то объяснить очень трудно. Пока не знаю, что делать".

Прошло 6 лет. Наша система здравоохранения стала, наверняка, немного лучше, более оснащенной и т.д. Но позиция чиновников стала более архаичной и недальновидной. Боязнь людей и их мнений - возросла в разы. Мы - страшные, опасные, неприятные создания, от которых можно ждать только гадостей и неприятностей.
Люди не хотят умирать - а их обвиняют в политической ангажированности и борьбе за власть. Люди выходят на митинг за возможность жить и за справедливое распределение жизни в обществе - их обвиняют чуть ли не в измене Родине (конечно, ведь Родина - это начальство!). Но жить-то хочется, всем, а не только тем, кто имеет доступ к лучшему оборудованию и обслуживанию. И здесь я вижу большую опасность, огромные риски - если мы и второй раз этот рубеж пройдем ничего не изменив и ничему не научившись, то третьего мирного шанса может и не быть. Кто-то ведь должен начать разговаривать, а не обвинять, слушать, а не затыкать рот, уважать, а не презирать.
В обществе такие силы всегда были, есть они и сейчас. Да, их не всегда слышно в гуле ура-партиотических глупостей. Появятся ли такие силы во власти? Не знаю. Пока не видно. Знаю только одно - начальство как огня боиться того, что оно называет "политизация". Для меня политизация - это когда начальству предъявляют счет, когда люди требуют справедливости, когда граждане возвращают себе суверенитет.  Когда простые люди начинают понимать, что они умирают не потому что такова их судьба, а потому что в обществе несправедливо и неправильно распределяются медицинские блага. Я - за такую политизацию. Без нее мы будем либо продолжать умирать молча, либо придется по настоящему с оружием воевать за свои жизни. Ни того ни другого мне лично не хочется. Посмотрим, удастся ли избежать такого выбора. И пойдем вперед, деваться некуда.
.

Медицинская книжка как диагноз

Помнится, большой либерал Фридрих фон Хайек называл инителлектуалов "профессиональными торговцами подержанными идеями". Странно, но нынче именно эта либеральная картина стала в Россиии реальностью. И в смысле подержанных идей, и в смысле профессиональных продавцов, коими естественным образом назначены преподаватели вузов. Юридически это оформлено неукоснительной обязанностью для каждого преподавателя иметь медицинскую книжку и периодически проходить медосмотр. С благой целью - дабы не заразить покупателя и не оставить на продаваемом товаре следы своей передаваемой разными путями болезни.
Исполнительные продавцы знаний невесело, но дружно потянулись за медицинскими книжками. Где еще сегодня могут встретиться два профессора? Правильно. В центре санэпиднадзора. в очереди за медкнижкой. Именно здесь теперь центр интеллектуальной жизни, здесь рождаются идеи и замыслы новых исследований.
Правда, персонал, выдающий медкнижки показался мне нескорлько разочарованным.  Что с вами? Почему грустите? - участливо поинтересовался я сегодня у милых женщин в кабинете. И они мне ответили так: понимаете, мы так ждали, так надеялись, надоели нам каждый день эти грузчики, мясники да посудомойки. Думали, вот придут профессора и доценты, хоть приятно будет на нормальном вежливом языке поговорить....
А пришла к ним, как оказалось, раздраженная и эмоционально взвинченная, так сказать, интеллигенция, что, конечно. гораздо хуже спокойного и  уравновешенного грузчика, ведь грузчик до этого не вымучивал ночами программу уборки своего участка с рабочими программами на каждое движение своей метлы, да еще и в соответствии с определенными в стандарте компетенциями...
В общем, продавцы знаний теперь здоровые и со справками, но душевно очень сильно потрепаны, и  продают подержанные идеи без былого блеска и удовольствия. Так на кого ж уповать им, безгласым и исполнительным? Кто даст избавление невинно в продавцы записанным обедневшим рыцарям духа и мысли?
Да никто, в общем-то. Никто не обязан этого делать. Оосебнно по отношению к духовно падшим и торгующим второсортным товаром в храме науки.
Даже тот парень, что любил нищих духом и обещал всех спасти, первым делом потребовал выгнать торговцев из храма.
.

Палата и пустота

Спецпалата для первого лица

Не знаю, правда ли это, даже не хочу и думать про это.
Хотя ведь это происходит в той же самой больнице, почти в тоже самое время, когда я пять дней и ночей находился у постели умирающего, шестым лишним в заполненной пятиместной палате, почти без сна, в качестве сиделки, потому что сиделок в больнице нет, и, находя себе замену, хотя бы на полчаса, успевал сбегать в аптеку за лекарствами, потому что в больнице нет таких лекарств и больного нечем лечить; в той же самой больнице, в которой из сложного медоборудования я заметил только капельницы, градусники и тонометр, в той же самой больнице, которой в безнадежности проходящих часов и минут я искал ответы на вопросы, почему все так, как не должно быть, потому что врачей спрашивать бесполезно, они слишком заняты и быстро бегают по коридорам, а мне далеко отбегать от палаты слишком рискованно; в той же самой больнице, в которой я видел и доброту и профессионализм медперсонала, и его черствость и безжалостность; в той же самой больнице, в которой я безнадежно, почти без всех достижений, накопленных человечеством в сфере медицины, пытался продлить жизнь самому близкому человеку,  но так и не смог удержать его на этом свете.
Наверное, никто не смог бы этого сделать, даже и с самыми новейшими достижениями и лекарствами, наверное, это так.
И все же, если написанное в статье - правда...
То - ничего.
Пустота.
Которую со временем заполним, не сомневайтесь.
.

Мои твиты

  • Пн, 17:05: Опыт изучения эпиграфики http://t.co/L5ZzYdn1OE
  • Вт, 05:34: Поиски весенней одежды.
  • Вт, 07:50: "Бодун крепчал, пора принять таблетку..." (с) http://t.co/TpIw3BwTuM
  • Вт, 12:00: Пьяный воздух свободы не сыграл с профессором злую шутку.
  • Вт, 12:10: Свобода свободой, но за кредит в банк будьте любезны заплатить. Срок-с, так сказать.

К выходу

Сегодня ходил с дочкой в детскую поликлинику. Полтора часа в очереди, стоя, потому что на нескольких стульях сидят женщины и дети. Вернее, половина всех имеющихся в небольшом узком коридоре женщин и детей. Другая их часть стояла по стеночке. И я стоял. Дочку кое как пристроил на уголок стула.
Через полтора часа подошла наша очередь. Доктор был пожилой и добрый. Он узнал меня и спросил про ситуацию в политической сфере. Я что-то промычал в ответ. Но мои слова доктору и не особо были нужны. Записывая что-то в тетрадку, седой врач говорил про олимпиаду, про то, как не хватает денег медицине, и, самое главное, как он услышал вчера про годовой доход главы государственной корпорации Сечина, и что этого дохода, по расчетам врача, вполне бы хватило для существенного сдвига во всей системе здравоохранения страны.
Он проговаривал это как бы автоматически, прерываясь на свои, врачебные вопросы, успел даже послушать дочку, сказать что-то про ее горло, и, выписывая справку, обреченно качал своей головой.
Мы вышли из кабинета и стали с усилием протискиваться между сидевшими и стоявшими в узком пространстве гражданами великой страны. К выходу, которого нет.
.

Дорога туда, чего нет.

Проехался сегодня по Владимирскому Ополью.

Дорога

Вот по этой дороге, кстати, 75 лет назад моего новорожденного отца везли из медицинского пункта села Шихобалово в родное село Перелоги.
Собственно, мы и ездили сегодня в Перелоги. В село, которого уже давно не существует.
.

"На съемках фильма ни одно животное не пострадало..." (с)

Отличное начало статьи про здравоохранение, просто отличное:

Во Владимирской области продолжается модернизация системы здравоохранения.
При проведении модернизации не пострадает ни один пациент, ни один медик.


О том, что пациенты и медики что-то приобретут, конечно,  даже и речи не идет.
.