Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Мои твиты

  • Вс, 18:15: Кстати, для тех, кто не знает, - удвоение зарплаты ситуацию кардинально не улучшает.
  • Вс, 18:29: В СССР интернета не было и правду писали на заборах, если бы заборы запретили, то СССР не развалился бы.

Мои твиты

  • Пт, 22:26: Я видел в жизни многое. А вот сегодня впервые видел как профессор, доктор наук проползает под закрытыми воротами по… https://t.co/Nlgq9xHJJK
  • Пт, 22:39: Никакие корпоративы не заменят простого общения людей, знающих друг друга 30-40 лет. Но если первые плавно и незам… https://t.co/DZ5mMhjvwm
  • Пт, 22:58: Россияне! Будьте свободными! Это значит, будьте собой, защищайте свои интересы, а не интересы тех, кто придумывает, какими вы должны быть.

Мои твиты

  • Чт, 20:01: Гигантские двуногие кролики захватили Землю и Твиттер, и строчат тут что-то своими лапками, солидным млекопитающим тут делать нечего.
  • Чт, 20:45: ГосДума разрешила начальникам не умирать до 90 лет. Дополнительные годы жизни будут браться у тех граждан, кто не дожил до пенсии.

Питерский пентаптих

 ***
Бабушка преклонных лет в питерском троллейбусе, следующем по Невскому, ни с того ни с сего начала громко ругать непонятно кого, защищая Жанну Д'Арк. Как стало понятно далее, кто-то посмел утверждать, что Жанну вовсе не сожгли. Это вызвало праведный гнев питерской старушки, которая всем сердцем и душой горячо, так сказать, с огоньком,  отстаивала каноническую версию кончины святой Жанны. Сожгли ее, родимую, не могли не сжечь! Убедила всех, включая кондуктора узбекской наружности.

***
Народ питерский толчется в заведениях типа Столовая №1. Много народу. Даже Петр Первый с девахой в костюмах  с Невского заскочили перекусить. При том, что есть там невозможно. Мои дети, во всяком случае, отказались, хотя я им принес на вид вполне съедобные блюда. Сам попробовал  - дети правы. Зато антураж столовой - на уровне. Полное впечатление, что в каком-то кафе сидишь. Солидные люди вокруг, на диванах ведут переговоры. И едят какую-то требуху. Типа понты дороже  хорошей еды.

***
Билет в Эрмитаж для взрослого стоит столько же, сколько на крейсер Аврора. При том, что детей в Эрмитаж пускают бесплатно. А на Аврору - 200 р. Сравнивать количество и качество экспозиций, конечно же, не приходится. Почему же на Авроре лупят с детей 200 р.? Мой ответ такой - потому что Аврора числится по военному ведомству. Там везде какие-то люди в бушлатах, снуют то тут то там, охранники себя показывают, лезут везде и всячески демонстрируют свою важность. Их всех надо кормить. Поэтому надо брать больше, чем в Эрмитаже, в котором никакой охраны и вообще людей в форме особо не заметно. 

***
У каждого мало мальски значимого питерского памятника ходят парочкой ряженый типа Петр Первый и дама в типа платье 19-века. Петры все не выше метра восьмидесяти, толстые, или просто в телогрейке под царскими нарядами.   И это понятно - не май месяц, прохладно.  Но тогда бы хоть не Петром Первым гарцевали. Страшилой каким, что ли, или, скажем, дедушкой Крыловым. Детям понятней было бы. Но - Петр, священная корова Питера. Его много не бывает.   

***
Город, построенный на болотах и на костях тысяч русских людей, производит точно такое впечатление. Можно об этом не думать, но это только отсрочка. Когда-нибудь это все понимают. Серые архитектурные громады, призванные символизировать величие Российской империи и людей, ухвативших свою удачу в этой империи, в итоге отображают огромное количество жертв и никчемность самой идеи, ради которой все это творилось. Но всё уже сотворено, и теперь приходиться поддерживать иллюзию, ибо признать эту никчемность тяжело и даже опасно, для души и, может быть, для тела. Такая модель жизни.
.

Мои твиты

  • Вт, 19:48: Я жду ответа... Больше надежд нету... Скоро кончится лето... Ля-ля-ля.-ля. Лето.
  • Вт, 20:01: Я не настолько сильно ненавижу людей, чтобы досаждать им своим вниманием и любовью.

Невольная довольно вольная интерпретация Платона

Платон, собака, был прав, когда считал главной опасностью для государственного порядка не коррупцию, не воровство, не злую волю врагов, - а детей. Да да, обычных детей, вернее - не обычных, а детей тех, кто наживался за счет других.
Именно дети власть имущих и богатых - главный показатель несправедливости и неустойчивости общества. Если у тебя что-то украли - ты можешь что-то украсть; поменьше, конечно, но сможешь, если захочешь. Если кто-то берет миллионные взятки, ты тоже можешь иметь какую-то небольшую ренту на своем рабочем месте. Так мы и жили десятки лет, кое-как компенсируя украденное и пользуясь каким-никаким, но советским равенством.
Но если дети богатых и успешных в этой системе начинают устраиваться на лучшие места и имеют радужные перспективы, то ты ничем не можешь ответить. Твои дети остаются в этом маленьком и бедном мире с тобой, но уже без твоих иллюзий.
Платон, сука, понимал, что человек слаб. И при несправедливом устройстве общества, даже самые хорошие люди, становясь представителями правящего класса, не смогут отказать своим детям в возможности использовать имеющиеся ресурсы, то есть, фактически, отбирая их у других, "обычных" людей. Таким образом, даже хорошие в целом люди довольно быстро становятся подлецами, их дети - получают необходимые ресурсы для якобы светлого будущего, но больше - для того, чтобы тоже стать подлецами, а все остальные людишки- лишаются этого будущего. Это и есть залог грядущей неустойчивости и даже разрушения общества.
Платон предлагал отменить семью для сословия философов, управляющих государством, ввести общественное воспитание детей, чтобы ничто не отвлекало управленцев от достижения блага государства. Иначе, предполагал неистовый мыслитель, заботы о своих детях и привилегии, которые они получают, разобьют на хрен весь установленный порядок в обществе.
Все можно как-то пережить, но отобранное у твоих детей будущее пережить невозможно. Это будет толкать людей на действия, но не по мирному переустройству жизни, а на действия, продиктованные отчаянием от невозможности что-то изменить.
Когда-то, в Древнем Риме, слой людей, у которых ничего не было, кроме их потомства, то есть детей (proles - лат. потомство), называли пролетариатом, простонародьем. Единственным их богатством были дети и надежда, что дети будут жить лучше их. Когда и эта надежда исчезала, люди впадали в отчаяние и могли пойти на крайние меры.
Именно про них Эдмунд Берк писал так: "Те, кому есть на что надеяться и нечего терять, - самые опасные люди на свете". А Маркс, немного переиначив Берка, сформулировал хорошо известную ныне формулу: "Пролетариату нечего терять, кроме своих цепей". Скоро мы поймем, что нам уже нечего терять, кроме своих детей. И тогда история сделает свой новый поворот.
Верхний слой советского общества бился над проблемой устройства своих детей и передачи им по наследству своих статусов и богатств. В результате пал советский порядок, он всем надоел, включая самих представителей правящего класса. Верхний слой российского общества, похоже, эту проблему успешно решает. Но с одной оговоркой - решает, поддерживая и укрепляя самые несправедливые и гнусные черты нашего общества. Платон бы сказал, что это гибельно для государства. Ну, сказал бы и сказал. Кто бы его еще слушал.
.

Умирать молча не будем

Такое ощущение, что общественное развитие сделало петлю, и после топтания на месте и некоторого отката мы вновь возвращаемя к уровню 2010 года. То есть, где-то лет пять было потрачено на преодоление вязкого, мутного и невкусного киселя, который вырабатывало условное и конкретное "начальство", и через который приходилось пробиваться в сбольшими усилиями. Кисель еще остался, но тем не менее, я ощущаю некоторое возвращение на позиции 2010 года. Тогда казалось, что еще немного, вот-вот и граждане начнут влиять на приняте решений, еще немного - и начальники поймут, что это не только нормально - но и более удобно для них самих. Мы занимались этим, пытались даже разрабатывать стратегию развития города, максимально широко приглашая к этому горожан. Но в 2011 году произошел поворот. Начальство окончательно поверило, что интересы граждан менее важны, чем интересы более выского начальства, а граждане увидели, что их мнение мало что значит. На уровне политических событий этот поворот ярко проявился после выборов декабря 2011 года, и, в какой-то мере, наверняка был вызван протестными движениями. Все, что было наработано и пережито обществом к 2011 году ухнуло в бессодержательное политиканство, с одной стороны, и охранительный раж, с другой. И вот, 5 лет мы топчемся на месте и поглядываем назад, а не вперед.
В этом журнале я много писал про здравоохранение, считая, что именно эта тема должна стать важнейшей для самоосознания и самоорганизации граждан. Действительно, ведь здравоохранение - это распределение здоровья и возможность жить, то есть самое главное для нас. И к 2010 году казалось, что мы подходим к моменту, когда граждане это поймут и начнут взаимодействие и влияние на выработку и принятие решений. Мне так казалось.
Казалось настолько, что я тоже в это кинулся. Даже попытался вести программу на местном телевидении именно про это. Одна из передач была посвящена конкретному вопросу взаимодействия граждан и системы здравоохранения города. Я ее пересмотрел - и скажу, что мы за прошедшие 6 лет никуда вперед не продвинулись. А в чем-то даже и ушли назад,
Вот мой вывод, который я сделал  6 лет назад после той программы:
"Начальник управление здравоохранения города, хороший и приличный человек, врач-профессионал, - не может понять сути моих вопросов, сути проблемы.
То есть для него проблем коммуникации между властью и населением нет! Лишние диалоги с людьми только мешают, по его мнению, выполнению основных функций.
И что-то объяснить очень трудно. Пока не знаю, что делать".

Прошло 6 лет. Наша система здравоохранения стала, наверняка, немного лучше, более оснащенной и т.д. Но позиция чиновников стала более архаичной и недальновидной. Боязнь людей и их мнений - возросла в разы. Мы - страшные, опасные, неприятные создания, от которых можно ждать только гадостей и неприятностей.
Люди не хотят умирать - а их обвиняют в политической ангажированности и борьбе за власть. Люди выходят на митинг за возможность жить и за справедливое распределение жизни в обществе - их обвиняют чуть ли не в измене Родине (конечно, ведь Родина - это начальство!). Но жить-то хочется, всем, а не только тем, кто имеет доступ к лучшему оборудованию и обслуживанию. И здесь я вижу большую опасность, огромные риски - если мы и второй раз этот рубеж пройдем ничего не изменив и ничему не научившись, то третьего мирного шанса может и не быть. Кто-то ведь должен начать разговаривать, а не обвинять, слушать, а не затыкать рот, уважать, а не презирать.
В обществе такие силы всегда были, есть они и сейчас. Да, их не всегда слышно в гуле ура-партиотических глупостей. Появятся ли такие силы во власти? Не знаю. Пока не видно. Знаю только одно - начальство как огня боиться того, что оно называет "политизация". Для меня политизация - это когда начальству предъявляют счет, когда люди требуют справедливости, когда граждане возвращают себе суверенитет.  Когда простые люди начинают понимать, что они умирают не потому что такова их судьба, а потому что в обществе несправедливо и неправильно распределяются медицинские блага. Я - за такую политизацию. Без нее мы будем либо продолжать умирать молча, либо придется по настоящему с оружием воевать за свои жизни. Ни того ни другого мне лично не хочется. Посмотрим, удастся ли избежать такого выбора. И пойдем вперед, деваться некуда.
.