Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Тонкие шутки Толстого со товарищи

Нашел вот такое начало хорошей статьи.

"В середине позапрошлого века импозантные петербуржские остроумцы браться Жемчжниковы (вместе с их кузенов Алексеем Констнтиновичем Толстым), практиковали такую шутку. Напроменаде вдоль Летнего сада и Зимнего дворца, встречаясь с министром финансов, они театрально с ним раскланивались и каждый раз произносили одну и ту же фразу: "Министр финансов - пружина государства".

(Кустарев А. МСП // Неприкосновенный Запас, 2012, №1, с.3)

Мне понравилось.
.

Нетеатральный роман

Почему-то я не театрал.
Когда-то Томас Манн умно сказал, что театр превращает толпу в народ.
Но это было давно. И сегодня, по-моему, уже стоит совсем другая задача. Всем надоел народ, а театр нас в него все превращает и превращает...

А еще во Владимире открылся какой-то мега-фестиваль театральный. Как пишут в местной прессе, с 17 по 26 сентября во Владимире пройдет всероссийский театральный форум - Фестиваль фестивалей «У Золотых ворот», на который съедутся 11 театров из России и ближнего зарубежья.

В общем, пир духа и театрального искусства.
Но я все равно не люблю театр. Можете ли вы не любить театр, как не люблю его я? Наверное, можете. Но я не люблю театр не так, как не любите его вы.
Я его когда-то терпел, и даже ходил туда. Но это было давно. В другой стране.
Бодлер, этот публичный самораспиаренный хулиган, написал про театр проникновенные строки:
"Прекраснее всего в театре мне всегда казалась люстра, великолепная сияющая штуковина, прозрачно-хрустальная, круглая и симметричная".

Я прочитал это в самом начале 90-х. Я до этого ходил в театр много раз, но на люстру не обращал никакого  внимания. Я не Бодлер. Поэтому я ходил в театр просто так. Бессмысленно. И даже беспощадно.
И вот, наконец, я первый раз в жизни пошел в театр со смыслом... Но, не обнаружив там никакой люстры, тут же ушел. Увидел лампочки какие-то в потолке. А люстры не было.
Буфет был. Это да. При посредстве буфета почти все спектакли заканчивались для меня в первом же антракте. Потому что в буфете было веселее, чем в зале и на сцене. Тем более, что на сцену меня не пускали. Только в зал. И еще в туалет пускали. Там после антракта было всегда жутко накурено и можно было подышать дорогим табаком и обрывками всяких сплетен и разговоров.
Однажды молодой милиционер, зашедший в туалет за своей надобностью (его тоже на сцену не пускали), строго спросил меня, одиноко стоявшего в клубах дыма и что-то тихо бормотавшего: "А вы кто такой, почему не в зале?"
- Понимаете, я автор пьесы, я волнуюсь... - почему-то ответил я.
Милиционер был не лыком шит, подкован, и поэтому спросил:
- Автор же Гюго?
- Да, это я - скромно ответил я.
- Но он же давно умер!
- Да нет, вот он, я живой, посмотрите...
Милиционер недоверчиво посмотрел и молча ушел, оставив меня в сигаретном дыму...

А в зале было неинтересно.
Как писал еще один нетеатрал, Сергей Довлатов - "город у нас добродушный, все спектакли кончаются бурными аплодисментами"....
Вот эти вечные аплодисменты раздражали меня не меньше, чем нарядная публика, два часа терпеливо ожидавшая момента, когда можно будет хлопать в ладошки. Я никогда не хлопал.
Единственное, что мне нравилось в театре - так это актеры на сцене. Но они, почему-то, всегда были в меньшинстве, далеко от меня, и совсем не на первых ролях.
Обойдусь без театра.
В начале 80-х было модно после спектакля устраивать обсуждение со зрителями. Я был еще школьник, но задал два вопроса и был выгнан из зала. Поэтому я не театрал.
Нет, не поэтому. На самом деле меня не выгнали, потому что я так и не задал эти два вопроса. Я затаил их в себе. Я их так и ношу в себе.
Поэтому я никогда не полюблю театр во вне себя. Я люблю театр только внутри. Но это совсем другая история.
.